Кризис первого года жизни


В издательстве АСТ вышла книга Ирины Чесновой «Я супермама». Ирина Чеснова — кандидат исторических наук. По второму образованию — практикующий психолог. Член общества семейных консультантов и психотерапевтов. Автор книг о воспитании детей и руководств-пособий для беременных.

  • О чем эта книга? Вся самая важная информация о планировании беременности, родах, послеродовом периоде и воспитании ребенка до 3 лет.
  • Кому эта книга будет интересна? Каждой женщине, цель которой — родить и воспитать здорового и счастливого малыша.
  • Каковы особенности этой книги? Гармоничное сочетание цифр, фактов и личного опыта успешной мамы-психолога.

Много иллюстративного материала, позволяющего наглядно представить самую важную информацию: правильные позы для грудного вскармливания, физические упражнения до и после родов, а также для малыша по месяцам, схема пеленания и др. Есть юридическая информация — о правах беременных, о выплатах и льготах и т. п. Содержательные и конкретные советы психолога по гармонизации детско-родительских отношений помогут создать дома атмосферу любви и взаимопонимания.

Портал Материнство публикует главу из книги.

Малыш встает на ножки, начинает ходить (сам! сам!) и бе-жит в мир, который давно его уже заждался. А там, в этом мире, столько всего интересного. С возникновением нового и такого шустрого способа передвижения в жиз-ни малыша естественно возникают первые запреты (это нельзя, и это тоже, ай-ай-ай). Это и есть тот поворотный момент, который провоцирует сдвиг в развитии ребенка. Начинается новая стадия его взросления, а новой стадии всегда предшествует… кризис.


Развитие ребенка очень любят сравнивать с лесенкой. Забрались на одну ступеньку, потоптались на ней (чему-то научились, накопили знания и опыт, как-то по-новому по-смотрели на себя и мир), а потом – ррраз! – перескочили на следующую ступеньку и начали все заново, уже на дру-гом, более высоком уровне. Вот это «ррраз!», этот пры-жок – резкий, быстрый и очень зримый – от одной стадии развития к другой и есть тот самый «кризис».

Все просто: нет кризисов – нет развития личности. Именно поэтому кризисы жизненно необходимы, и им надо радоваться!

Отчего случается этот «прыжок»? Оттого, что за время, пока маленький человечек «топтался на ступеньке» и прио-бретал новый опыт, поменялось его сознание («вот какой я теперь большой и взрослый, так много знаю и умею»), по-явились новые потребности (в большей автономии, само-стоятельности, исследованиях). Изменившееся сознание и новые потребности требуют пересмотра отношений с миром – и в первую очередь с близкими взрослыми. Преж-ний сложившийся формат взаимодействия становится для ребенка тесным, как старая одежда. Его надо менять! А что-бы сделать это, приходится биться – потому что, пока этим взрослым не настучишь по голове, они ничегошеньки не поймут и даже не пошевелятся. Поэтому кризис несет в се-бе закодированное «послание»: «посмотри, мама, я уже дру-гой, и об(ра)щаться со мной надо по-новому!» Тут еще надо понимать, что «кризис» – это не однократный каприз или изолированная ситуация непослушания. Это именно новая (но все же не вечная!) форма поведения, которая, однажды возникнув, повторятся и длится.

Можно ли вообще обойтись без кризисов? Ответ: нельзя. Нормальный растущий ребенок не может всегда быть тихим, покорным и «правильным», потому что невозможно, послушно сидя в уголке, узнать этот мир и понять, кто ты и на что способен.

Если в течение первого года жизни источником разви-тия ребенка было эмоциональное общение со взрослыми, то теперь, после года, им становится, выражаясь психологи-ческим языком, предметно-манипулятивная деятельность, то есть манипуляция с предметами. Отсюда эта страсть везде залезть, все потрогать, надкусить, обслюнявить, оставить свой след на обоях (я есть! я существую!). Это естественно – так малыш познает мир. Он инстинктивно тянется к тому, что будет способствовать его развитию. Он хочет вырасти умным, любознательным и смышленым, а для этого ему надо (очень надо!) все щупать и много-много двигаться. Понять мир в этом возрасте – значит потрогать его.

Кризис первого года жизни можно запросто пропу-стить и не заметить. Но все же он существует. Малыш мо-жет заметно (или не очень) уходить, уползать из-под роди-тельского контроля, кричать свое первое «неть!», делать то, что нельзя, отказываться от помощи взрослых.

Многие молодые мамы думают: нам бы год простоять да продержаться, добраться до первого дня рождения, а там, глядишь, заметно полегчает, там и отдышусь. Нет, дорогие, не будет за первой горой привала. Впереди уже высится другая вершина. И больше, и круче.

К чему здесь нужно быть готовой? К тому, что на сме-ну ночным бдениям придут дневные. Вместо того чтобы бесконечно стерилизовать бутылки или бороться с лак-тостазами, придется колдовать над диетическими супчи-ками. Выкидываемые из манежа игрушки, обглоданный и переставший работать пульт от телевизора, не единожды уроненный папин мобильник (а также все остальное, что не давало скучать в первый год) будут выглядеть невинны-ми шалостями по сравнению с новыми захватывающими играми: «а ну-ка отними», «попробуй – догони» и «не усле-дила – сама виновата».

Вам будет непривычно, возможно, вам будет тяжело, но даже в самые отчаянные моменты не забывайте, что малыш не хочет довести вас до нервного тика своим непослушани-ем (нет у него такой задачи), он не вредничает и вовсе не из-девается, вновь и вновь хватая то, что «нельзя», или громко настаивая на своем. А делает именно то, что и должен (дол-жен!) делать малыш его возраста: изучает свойства предметов, измеряет границы дозволенного и учится что-то делать сам . И то, и то, и это – исследование, естественное ребячье любопытство, стремление к автономии от родите-лей, к тому, чтобы делать свой выбор: те самые потребности , без удовлетворения которых дальнейшее развитие не-возможно. А разве можно всерьез обижаться, негодовать, а тем более наказывать за то, что является непременным усло-вием для движения вперед? Нельзя. Конечно, нельзя.

Поэтому план действий таков:

  • Обеспечиваем ребенку безопасное пространство и убираем на недосягаемую высоту все то, что «не игрушки».
  • Зорко следим, чтобы оставшееся внизу, но по-прежнему запрещенное не было взято в оборот (и всегда готовы к прыжку, чтобы физически пресечь опасное действие).
  • Чтобы чадо не лезло, куда не надо, и не ломало то, что не надо, делаем так, чтобы было куда лезть и что ломать.
  • Все, что не запрещено (про запреты – далее), разрешаем и во всем помогаем, поддерживаем его, когда он хочет что-то сделать сам (есть, подниматься по ступенькам, мыть ручки, надевать трусики, подтереть за собой лужу). За правильное обращение с вещами (игрушками, животными) – гладим, хвалим, за обычное озорство или исследовательское любопытство (ну, подумаешь, пластиковую игрушку в духовку засунул) – не ругаем и не наказываем. Да-да. Просто говорим, что так делать нельзя. Можно пальцем погрозить.
  • После падений, ушибов или когда что-то не получается – ласково утешаем. Не говорим «ай, какой плохой стол, давай его побьем». Просто жалеем, целуем и утешаем. Главное, не преувеличивать опасности окружающего мира (актуально для тревожных родителей). Лучше, чтобы ребенок знал, что если он упадет, заработает шишку, промочит ноги или вовремя не поест – это не смертельно и преодолимо.
  • Проводим большую работу над собой: малыш-то уже другой , нам тоже надо как-то подтягиваться, перестраиваться, меняться – и в первую очередь перестать наконец все делать ВМЕСТО него. Хватит! С понедельника начинаем новую жизнь и теперь уже делаем все ВМЕСТЕ с ним. Запомнили? Вместе!

Кто-то моет на кухне посуду, а кто-то увлеченно гремит кастрюльками, кто-то раскатывает тесто, а кто-то рисует пальчиками на рассыпанной по столу муке и кормит кусочками теста любимую игрушку.

За этим «вместе» на самом деле стоит очень многое. Новые умения, знания, увлечения (все то, что поначалу делалось «вме-сте», очень скоро ребенок научится делать САМ). Особое душев-ное родство и тонкое «чувствование» друг друга. И чего за этим «вместе» точно нет, так это опасной отстраненности, непо-нимания и колючего чувства вины, что ребенку достается мало материнского внимания.

Кризис первого года жизни может также выражаться в чрезмерном возбуждении малыша и излишней капризно-сти. Тому есть ряд причин: во-первых, незрелость коры го-ловного мозга, из-за чего ребенок пока не владеет собой (а потому, если уж возбудился – так мало никому не покажется); во-вторых, отсутствие речи при огромном желании донести свои потребности до взрослых («хочу и это, и то, хочу, хочу, ну почему вы меня не понимаете»). Выход: включать малы-ша в совместную деятельность, то есть предлагать какое-ни-будь общее дело и, как уже говорилось, все делать ВМЕСТЕ.

Дорогие папы, открою маленький секрет: с малышом совсем не обязательно именно играть и делать то, что «скучно». Можно привлекать его к тому, чем заняты именно вы ,– мыть машину, прибивать полки, копаться в винчестере, готовить шашлыки, петь под гитару, ходить в спортивный зал… Это так сближает.

Еще родителям нужно помнить: отныне их позиция – ру-ководящая. Теперь они главные – не ребенок. Нельзя, чтобы малыш, как и прежде, подстраивал всю семью под себя. Все, это время прошло. Теперь не он диктует условия, теперь в его жизни появляются и первые «нельзя», и первые «надо».

Отделиться от родителя, научиться жить своим умом, стать самим собой – вот в чем великий смысл взросления ребенка. И очередная ступенька «лесенки» должна вести его именно к этому. Вот почему с каждым новым своим «кризисом» он будет настойчиво требовать все большей автономии, все большей самостоятельности и уважения к себе – к своим чувствам, желаниям и поступкам.

Кризисы, которые вас еще ждут:

  • кризис трех лет;
  • кризис семи лет;
  • подростковый кризис.

Источник: materinstvo.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *