Препятствия к цели, или Назови пять


Олеся Лихунова — мама восьмерых детей (Маша 14 лет, Тимур 10 лет, Галя 11 лет, Кирилл 10 лет, Нина 9 лет, Вадим 7 лет, Кристина 5 лет, Савва 2 месяца), пятеро из которых приемные. Автор книги «Хочешь, я буду твоей мамой?»

Перед вами подборка из блога Олеси в Фейсбуке о развивающих занятиях, системе наказаний и поощрений, о незыблемых правилах и воспитании с юмором.

Фото Елены Ростуновой

Перед тем, как заниматься чем-либо развивающим с ребёнком, нужно прежде всего успокоиться и осознать, что это делать ВООБЩЕ НЕОБЯЗАТЕЛЬНО. Вспомнить, что ни с Гагариным, ни с Эйнштейном никто по карточкам не занимался, но это не помешало им найти своё призвание в жизни и добиться каких-то успехов. А значит, можно выдохнуть и заниматься с ребёнком в удовольствие, тогда, когда вам удобно. Хоть каждый день, хоть по субботам, хоть раз в месяц, хоть однажды.

Мы иногда начинаем учить с детьми известные картины, читаем о художниках, каждый вечер. Потом вдохновение проходит, мы перестаём. Переключаемся на что-то другое. Например, вспоминаем по карточкам названия грибов, какие ядовитые, а какие съедобные. Потом ещё чем-то другим занимаемся. Не нужно становиться заложником каких-то методик. Самое главное, чтобы во время занятия было интересно и взрослым, и детям. Тогда будет какой-то толк. Или, как минимум, приятные воспоминания.


Ещё с тех времён, когда Мария была маленькая, у меня осталась привычка создавать «препятствия к цели», так я это мысленно называю. Например, дети увидели в окно, что вышли их друзья, прибегают на кухню: «Мама, а можно мы математику доделаем вечером, а сейчас побежим гулять, потому что там уже вышли гулять Рома и Назир?» Я говорю: «Ну хорошо, но только гулять на этом условии пойдёт только тот, кто расскажет мне какой-нибудь лимерик». Лимерики – это такие короткие дурацкие стишки Эдварда Лира, они очень легко запоминаются и выучить их за две минуты не составляет детям никакого труда. Дети бегут, выбирают срочно себе какой-нибудь лимерик, читают два раза, возвращаются, пересказывают мне и убегают на улицу. Зачем это делать с моей стороны? Просто так. Почему бы и нет. Почему я не прошу их выучить четыре строки из Евгения Онегина, может, это было бы полезнее? Потому что лимерики – это весело. Можно ещё стихи Ренаты Мухи предлагать или любые детские, для «памперсных малышей», как говорят мои дети. Самое главное в препятствиях – это их лёгкость. Нужно быть уверенным, что ребёнку не составит никакого труда его преодолеть.

Пример второй. Вадим говорит: «Мама, пирог был такой вкусный, можно мне взять второй кусок?» «Конечно, Вадим, только сначала назови мне пять любых насекомых». Вадим называет, я закрываю по одному пальцы на руке, после пятого получает пирог и уходит в комнату. Старшим предлагаю назвать фамилии десяти поэтов, пять стран Европы, десять пород собак – всё, что угодно. Должно быть не сложно. Если последнюю не может назвать, я подсказываю (для себя делаю вывод, что нужно потом повторить с ребёнком эту тему во время занятия). Ни разу не было такого, чтобы ребёнок огорчился, услышав мой вопрос и отказался отвечать. Они это очень любят. Галя просит ещё что-нибудь спросить. Ей приятно справляться с заданием.

Когда мы только привезли Нину, она прямо цепенела, услышав какой-то вопрос. Был страх, что не справится, что ответит что-то не так. Я задавала ей простейшее: назови три названия животных. Но она еле выдавливала из себя слова. Такой был ступор перед вопросами. Но потом, увидев. как другие дети наперебой отвечают на вопросы, что их никто не ругает, если что-то не могут назвать (а другие дети прыгают от нетерпения: «ой, я знаю, можно я подскажу!»), Нина постепенно расслабилась и тоже стала называть. И в голос смеяться от того, что всё правильно, назвала пять предметов мебели, пять птиц, пять фруктов. Так что это очень полезная привычка, приучающая к мысли, что задания бывают весёлые и преодолевать их приятно и радостно. Я так даже с Марией до сих пор делаю. Только задаю что-то посложнее. Назови на фотографии как звали всех битлов. Или выучи припев песни Цоя «Но если есть в кармане пачка сигарет». И учит же. Смеёмся вместе.

В занятиях есть место шутке

Каждый день в числе прочих занятий проверяю у Вадима знание букв по карточкам. Карточки с картинками он уже запомнил, доводим до автоматизма по карточкам, где буква написана просто на белом фоне. Карточек 66, все буквы повторяются два раза. Я быстро листаю, Вадим называет. Забывает букву «Л», букву «Ч» и букву «Ф». Карточки скучные. Чтобы было веселее, вставляю в стопку две-три карточки из другого набора. Например, картинки: дом, кошка и ракета. Карточки листаю быстро, с очень серьёзным лицом. Первое время, когда попадалась неожиданная карточка, Вадим сгибался от смеха, кричал: «Эй, это не буква!», но я говорила серьёзно: «Ну и что, это такая шутка, называй!» Карточки с картинками каждый раз заменяю на другие. И Вадим не может удержаться от смеха, когда на них натыкается. Этот приём помогает снять напряжение со скучного, но полезного задания.

 

Создать «липкое место»

Ваш рассказ детям о каком-то герое ни в коем случае не должен быть нудным. Для начала можно рассказать два-три ярких факта, которые наверняка врежутся в память. Например: «А представляешь, есть такой учёный, который парализован настолько, что у него остался подвижным только один палец!» Или: «А представляешь, была такая художница, которая рисовала лёжа в гипсе, потому что во время аварии её насквозь проткнуло поручнем от автобуса!»


Даже этого достаточно для начала. Я называю это «создать липкое место» — мы обращаем внимание на героя, теперь он чем-то ярким запомнился и можно рассказывать про него следующую порцию информации – и она налипнет на эту.

Книги, которые я бы посоветовала почитать будущей матери

Если бы можно посоветовать было всего одну книгу, то для меня это «Мы, наши дети и внуки» Никитиных. Если бы три, то еще Е. Комаровский «Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников» и Л. Петрановская «Тайная опора». Не нужно следовать всем рекомендациям как инструкции, но пропустить через себя эти книги новоиспечённым мамам стоит.

Ответственность как лекарство от истерик


Когда Вадим был младше, он ужасно вёл себя в магазинах и на улице. Кричал ослом, убегал, всё хватал, закатывался беспричинным смехом или, наоборот, выл и кричал разные гадости от того, что ему не купили, что он хотел.  После таких прогулок папа возвращался домой с Вадимом со словами: «В следующий раз, когда я решу взять его с собой в магазин, напомни мне ни в коем случае этого не делать!». Но не держать же ребёнка всё время дома взаперти, приходилось брать его с собой то в аптеку, то на почту, то в супермаркет. И чтобы предупредить нежелательное поведение, я ещё дома объявляла Вадиму, что беру его с собой потому, что мне нужна будет помощь. Вадим сразу оживлялся и спрашивал, а что, собственно, он должен будет делать. Ну как что, говорю я, ты же мужчина, как папа, ты мне будешь помогать дверь открывать, тележку везти в магазине, потом нести домой пакет с покупками, я же одна не справлюсь.


И груз ответственности удивительным образом стабилизировал маленького Вадима. Он всегда был начеку и следил, когда кнопку лифта нажать, когда дверь передо мной открыть, то пустые пакеты нёс, то какие-то небольшие покупки. В магазине я спрашивала у него совета, какое мыло выбрать, или просила что-то достать с нижней полки. Вадим всё время был занят, и беситься было некогда.

Воспитание ответственностью


Дома мы тоже стараемся каждому ребёнку придумать дело, за которое он отвечает. Дети очень гордятся этим.


Например, Кирилл у нас лучше всех заправляет кровать, и у него всегда порядок в комоде с одеждой. Его я назначила следить за тем, ровно ли заправлена кровать Нины, а также помогать Вадиму и Кристине правильно раскладывать одежду в комоды.


Галя лучше всех моет посуду, ищет пропавшие вещи и лучше всех определяет в постиранном белье, что кому принадлежит. Также она часто проверяет у Нины чтение и сама читает ей вслух.

Тимур проверяет у всех школьников домашнюю работу по математике. Его можно послать в магазин, если нужно что-то докупить. Или присмотреть за Савушкой несколько минут, пока я пью чай.


Нина – лучшая укротительница Вадима. Она помогает ему убирать горы конструктора с пола обратно в ящики. За обедом она следит, как ест Кристина, и если та не успевает (есть некоторые блюда, которые Крис ест крайне медленно), может её докормить.

Система поощрений


Если говорить о поощрениях, то мне не нравится такая форма поощрений, как: «Деточки, кто сегодня будет хорошо себя вести, тот получит конфетку!» Мне нравится выстраивать последовательность уровней (как в компьютерной игре), в которых чередуются сложные и приятные дела.


Например, утром объявляю детям: «Так, дети, сейчас завтракаем, потом садимся делать чистописание, после можно будет два часа погулять, потом наводим порядок в комнате, садимся обедать, включу мультфильм. После обеда раздаю конфеты, ложимся на тихий час. После тихого часа будет полдник, затем математика. Кто всё сделал, можно полчаса поиграть на планшете или в приставку…»


То есть, какие-то приятные вещи дети получают не за что-то, а просто дойдя до этого места по плану. Получается цепочка взаимосвязанных дел, которая смиряет детей с необходимостью заниматься какой-то рутинной работой.

 

Система наказаний

Внимание! Все трюки выполнены профессионалами, не пытайтесь повторить их!

В нашей семье есть чёткие правила поведения (что можно делать, а что категорически нельзя), которые обсуждаются заранее и действуют независимо от выходных, праздников, приезда гостей и т.п. Наказание за нарушение правил тоже обсуждается заранее и настигает нарушителя автоматически. Это значит, что я не предупреждаю по 100 раз (ой накажу, ух сейчас точно накажу) – максимум один. Наказание нельзя перенести на другое время, смягчить или как-то изменить. Поэтому мне не нужно нервничать, придумывать на ходу, как наказать ребёнка и сомневаться, не погорячилась ли я. Моё дело – только проследить, чтобы наказание последовало за нарушением. Спокойно, без нервов и угрызений совести.

Кажется, ну так просто, а на деле многие родители не выдерживают этой последовательности. То правило меняют неожиданно и то, что было обычно нельзя, вдруг за хорошее поведение или когда родитель сильно занят – разрешается. То предупреждают 200 раз, но не наказывают. То наказывают, но не доводят до конца, а прощают раньше времени или из сочувствия («ну ладно, ладно, он понял, что так нельзя было себя вести»). То оправдываются тем, что у них такой редкий вид ребёнка, который не поддаётся обычным наказаниям («Не, наш на стуле не будет сидеть. Он просто выходит и идёт заниматься своими делами»). В результате ребёнок манипулирует родителем, не воспринимает его слова всерьёз.

Я такой ситуации просто не могу себе позволить. Мой авторитет не должен вызывать ни у кого из детей сомнение, иначе начнётся хаос. Каждый ребёнок должен знать, что у него есть главный взрослый, который принимает окончательные решения, который твёрдо знает, как правильно, который защитит, успокоит, направит. Тогда ребёнок может оставаться ребёнком и спокойно играть и развиваться, ведь всё под контролем. Когда взрослый – главный и уверенный в себе, ребёнку хорошо.

Когда я начинаю сухо рассказывать про наши порядки, некоторые начинают думать, что у нас дома царит военная атмосфера, дети сидят тихо и боятся лишний раз пикнуть, а взрослые щёлкают зубами. Ничего подобного. Именно потому что всё чётко и ясно, у нас спокойная обстановка в семье. Дети ласковые, родители весёлые. Ещё я уверена, что привычка строго соблюдать простые правила останется с ребёнком, когда он повзрослеет. И он не станет перебегать дорогу в неположенном месте, не оставит грязную посуду с вечера на утро и сможет устоять перед третьим куском торта.

Младшие у нас чаще всего наказываются сидением на специальном стуле. Он стоит в прихожей и называется «наказательный». Старшие наказываются лишением чего-либо (десерта или просмотра телевизора) или ограничением свободы (все игры в пределах своей комнаты/пропуск прогулки).


Например, Кристина залезла в ящик Вадимкиного комода и без разрешения взяла оттуда увеличительное стекло. Я говорю, что брать чужие вещи нельзя, прошу стекло вернуть на место и отправляю Крис на наказательный стул на 5 минут, завожу таймер. Кристина громко топая и возмущаясь идёт на стул и сидит там сердитая. Таймер прозвенел, ребёнок свободен. Или Нина кричит: «Вадим, ты что дурак?» Обзываться у нас запрещено. На 9 минут на стул. Вадим, проходя мимо пьющего из миски кота, хлопнул его рукой по спине. Котиков обижать запрещено. На стул на 6 минут.

Время на таймере выставляю по количеству лет. Если ребёнок балуется в углу (продолжает возмущаться и яростно бросается тапками), предупреждаю и время увеличиваю.

Пример второй. Старшие играют в Монополию. В какой-то момент Кирилл начинает кричать, потому что ему не везёт, и он проигрывает. Предупреждаю. Кирилл снова возмущается, кричит уже на грани плача, ссорится со всеми, бросает в игру фишками. Отправляется в свою комнату на час, чтобы успокоиться.

Нина во время тихого часа разошлась и кувыркнулась через голову. Кувыркаться Нине запрещено, так как в голове стоит шунт. Три дня без магнитофона (она часть тихого часа читает, а вторую половину слушает аудио-сказки).

Мария поленилась сделать домашнее задание по французскому, и репетитор потратил время урока на его разбор. Гулять не идёт вечером.

Фото Елены Ростуновой

Строгая последовательность и воспитание с юмором


Ещё у нас заведена определённая последовательность действий, которая строго соблюдается и потому облегчает мне жизнь.


Например, я не приношу обед, если в комнате не убрано после игры и стол не подготовлен. За 15 минут до того, как разносить тарелки, я предупреждаю и старших и младших (это две разные комнаты с разными играми), что скоро обед. В комнате девочек дети убирают все бумажки и фломастеры с пола, протирают стол, складывают по местам книги, игры и прочие вещи. В комнате мальчиков младшие собирают весь конструктор и игрушки с пола в ящики, расставляют стулья по местам. Я проверяю, и если всё идеально, то приношу обед. Если нет, то не принесу ни за что.

Еще пример. Дети идут гулять, если в их комодах порядок. Нет порядка – остаёшься складываешь вещи. Пару раз Галя оставалась, потом стала заранее проверять комод перед прогулкой. А вообще я стараюсь не нервничать по пустякам и воспитывать с юмором.


Например, если я ставлю перед ребёнком тарелку с едой, а он не говорит «спасибо», я сразу молча уношу тарелку обратно на кухню. Кричит вдогонку «ой, да, спасииибо!» — возвращаюсь.

Другой пример. Приношу Вадиму ужин, а он начинает кричать, что не хочет есть такое горячее. Молча уношу кашу, приношу на тарелке замороженные блины из морозилки. Вадим с удивлением: «Ой, что это?» Я: «Ты не хочешь горячее, получай холодное!» Вадим: «Ну ладно, ладно, я хочу горячее!»

Третий пример. Открываю Галин комод, чтобы достать резинку для волос и замечаю, что в верхнем ящике фантики от конфет, какие-то бумажки и грязные салфетки. Запоминаю. После полдника приношу детям бананы, раскрываю один Кристине и кожуру бросаю в верхний ящик Галиного комода: «Дети, теперь на кухню не обязательно мусор относить, можно бросать сюда! Очень удобно!»  Через полчаса в ящике уже идеальный порядок.

Четвёртый пример. Готовлю обед. Кристина стонет, что уже голодная и не может подождать десять минут. Говорю: «Ну ладно, ладно!» и выкладываю в маленькую тарелочку недоваренные макароны и кусочек сырой курицы. «Фу, мама что это? Я такое не буду!» «Ну ты же не можешь ждать, как другие дети, а ещё не доварилось!» «Нет, я лучше подожду, чем есть такое». И в следующий раз уточняет, скоро ли обед и доварилась ли еда.

Пятый пример. Если у Вадима что-то не получается, он начинает биться об пол, психовать, кричать и рыдать. Обычно я предупреждаю, что заберу конструктор, если он будет продолжать в том же духе. Иногда забираю, если продолжает. Недавно я сказала, что раз он такой маленький, что при каждой неудаче ревёт, то у меня есть верное средство: пустышка и памперс. Вадим захохотал, но кричать перестал. Теперь если что, я появляюсь в дверях, помахивая памперсом и пустышкой, и Вадим быстро приходит в себя, смеётся и говорит: «Ну всё, всё, не буду!»

Конечно, иногда бывают нестандартные ситуации, когда я вспыхиваю, ругаю, долго и горячо объясняю, почему так поступать или это говорить было нельзя. Даже обижаюсь, бывает. Но такое за прошедший год случалось довольно редко. По пальцам можно пересчитать такие случаи. То ли дети подросли, то ли все привыкли держаться в рамках принятых правил. Всё течёт, всё меняется, конечно, будут ещё возрастные какие-то кризисы у детей. Но если мы с детьми слышим друг друга, то не сомневаюсь, что со всем мы справимся, всё переживём.

Фото из архива Олеси Лихуновой

Источник: materinstvo.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *