Способ 1. Сменить картинку


Нам всем приходится быть свидетелями конфликтов между чужими детьми, между детьми и взрослыми. Если ты мама, то невольно делаешь для себя какие-то «зарубки». Например, думаешь: надо запомнить эту историю и рассказать своим детям, им пригодится. А вот так нельзя вести себя  ни в коем случае: будет только хуже. И конечно, надо учиться гасить  конфликты. Хочу поделиться своими наблюдениями и опытом в этом вопросе.

Способ 1. Сменить картинку

 

Даша vs Аня

Чаще всего улаживать конфликты между детьми приходится маме и учителю младших классов. Мама сама разбирается со своими чадами – так, как считает нужным, как умеет. Мнение учителя её при этом не волнует. Учителю сложнее: ему надо и детей примирить, и родителям угодить.

В статье «Ты не дома!» я рассказывала о конфликте между двумя четвероклассницами. Мама Ани запретила дочке приводить домой подружек в отсутствие родителей. Причиной этого запрета стало поведение одной из одноклассниц – не в меру любопытной Даши. Бывая в гостях у Ани, она заходила в спальню, копалась в вещах. Без спросу брала из холодильника продукты. В результате запрета Даша перестала бывать у Ани дома, но в школе начала цеплять Аню и настраивать против неё одноклассниц. Подключились и мамы обеих девочек, одинаково возмущённые. Мне пришлось немало постараться, чтобы разрулить этот конфликт. Расскажу, как это было.


Маленькие девочки тоже бывают стервами. Давайте это признаем. Да, звучит плохо, особенно из уст педагога. В своё оправдание могу сказать, что по профессии я не учитель, а моя педагогическая деятельность была временной. Думаю, именно поэтому я не успела «возлюбить» или «возненавидеть» детей настолько, чтобы потерять объективный взгляд на их поступки. Да простят меня кадровые учителя.

Итак, уязвлённая Даша начала сочинять небылицы. Она рассказывала другим девочкам, что у Аниных родителей в платяном шкафу между стопками белья спрятаны… бутылки с водкой. А ящики комода забиты дырявыми носками. В холодильнике у них продукты всегда несвежие: один раз она отравилась колбасой, а второй раз – красной икрой (!). Анина мама запекает в духовке кур в перьях: Даша сама соскабливала эти перья с противня, чтобы печь на нём пиццу. Ну и дальше всё в таком же духе.

Обиженная Аня пересказала маме Дашины фантазии. Анина мама сначала просто посмеялась, но так как Аня была очень расстроена (девочки её дразнили), всё же пришла в школу и отчитала Дашу при других девочках. Дело было в школьном дворе, я при этом не присутствовала. Когда я вышла в школьный двор, Аня с мамой уже ушли,  а девочки окружили Дашу и слушали её «контраргументы». Я велела всем идти по домам, а Даше сказала: «Дашуня, ты сама виновата. Не надо сочинять всякую ерунду». Девочки сразу отодвинулись от Даши, кто-то хихикнул. В этом возрасте они больше верят учителю, чем подружкам. Много раз с помощью одной прямой фразы мне удавалось пресекать мелкие конфликты в зародыше. И я считаю, что если ребёнок не просто фантазирует, а наводит поклёп на людей, тогда пусть знает, что его могут взять за язык.

После моих слов Даша побежала домой и поспешила нажаловаться своей маме, что Анина мама обвинила её в воровстве, а «Ярослава Александровна тоже сказала, что я виновата». Разъярённая Дашина мама на следующий день примчалась ко мне. Я позвонила Аниной маме и попросила её подойти тоже.

Привожу разговор двух мам.

– Что украла у тебя моя дочь?

– Ничего.

– Тогда в чём ты её обвиняешь?

– Я не хочу, чтобы твоя дочь лазила у меня по шкафам.

– У тебя из шкафа что-то пропало?

– Нет.

– Тогда в чём дело?

– Как в чём дело? Почему она вообще заходит к нам в спальню, роется в вещах?

– У тебя что-то пропало из вещей?

И дальше пять раз по кругу. Кажется, мама Ани готова врезать своей визави промеж глаз. И я её хорошо понимаю, мне самой уже хочется это сделать. Пора мне вмешаться. Надо хотя бы объяснить Дашиной маме, что если хозяева обнаружат пропажу, то подумают в первую очередь на Дашку. Она это осознаёт? Но я смотрю на лицо этой женщины и понимаю, что доказывать ей что-либо бесполезно. Единственным результатом станет мой расшибленный лоб. Поэтому я переключаю её внимание:

– Насколько я поняла, Даша любит готовить? Она что-то готовит сама дома?

Обе мамы с удивлением смотрят на меня. Дашина мама отвечает сначала недовольно, потом более спокойным тоном:

– Да, пиццу печет. И печенье. Салаты делает.

– Кто её научил готовить? Вы?

– Свекровь.

– Хочу организовать на весенних каникулах кулинарный кружок. Через неделю скажу детям расписание и время занятий. Информация будет у каждого в дневнике. Надеюсь, вы обе запишите своих дочек. Теперь подведём итог вашей беседе.

Я повернулась к маме Даши.

–  Три девочки слышали разговор Аниной мамы с Дашей. Обвинения в воровстве не было. Вас ведь волновал только этот вопрос, правильно? Он снят.

Потом обратилась к маме Ани.

– Даша больше не приходит к вам домой. Значит, теперь у вас не будет повода для таких претензий. Ведь так?

И добавляю ледяным тоном, пока они не начали опять скандалить:

– Прошу вас. Инцидент исчерпан. Поговорите дома с дочками. Пусть они не дружат, если не хотят, но и враждовать им в классе я не позволю. Атмосфера в классе должна быть нормальной. Всего хорошего, до встречи на родительском собрании.

После этих слов Дашина мама обрушилась на меня с критикой, обвинив в том, что я «слишком молода, чтобы её учить жизни», и повторив несколько раз: «Знаю я эти ваши журналистские штучки». Анина мама, явно обиженная на меня, сухо попрощалась и вышла из класса.

А я приступила ко второму этапу улаживания конфликта. Идея с кулинарным кружком пришла мне в голову спонтанно, как отвлекающий манёвр. Теперь я была вынуждена заняться её реализацией.

Обратилась за помощью к мамам моих учеников, они согласились меня поддержать. Детей разделили на группы по 4 человека. Занятия проходили на домашней кухне «шеф-поваров», в роли которых выступили четыре мамы и я сама. Смысл «кулинарного кружка» был в том, чтобы отвлечь девочек от конфликта, сблизить их за общим делом. И нам это удалось. Уже на втором занятии Аня с Дашей дружно чистили орехи и не вспоминали прежние обиды.

P. S. (в качестве небольшого дополнения к предыдущей теме)

В первый день новой четверти дети принесли в класс печенье, которое испекли сами. В дополнение к «угощению» мы поговорили о том, как надо вести себя в гостях. Я показывала им картинки с изображением разных помещений квартиры (взяла из английского лото) и просила ответить, что входит в гостевую зону, а что – в приватную, куда без приглашения хозяев заходить нельзя. Нескольких детей мои вопросы поставили в тупик…

Дашу я не спрашивала, но она сидела насупленная (надеюсь, дошло).

Тем же вечером ко мне зашёл 13-летний сосед Никита, как он сам сказал – на минутку, только за книжкой. Я достала книгу с полки в гостиной и вернулась в прихожую.  Никита, заглядывая с порога в спальню, ткнул пальцем и с любопытством спросил: «Ой, а что это у вас такое синее на тумбочке?» (ночник необычной формы)…

Выйдя из невольного ступора, я ответила ему, что любопытной Варваре на базаре нос оторвали. И в двух словах объяснила насчет приватной зоны хозяев. Никита ухмыльнулся, взял книжку и ушёл. Хорошо хоть спасибо сказал.

А я в очередной раз убедилась: мы учим детей многому, забывая иногда об элементарном. А зачем? Это же и так понятно, прописные истины…

Способ 2. Показать мелочность проблемы

 

Мама в форточке

 

Моя 17-летняя племянница  в очередной раз поссорилась с матерью и прибежала ко мне излить душу. Голос у неё дрожал, в глазах стояли слёзы. А мне надо было закончить очень срочную работу.

– Слушай, Марья, извини, у меня аврал, я не могу тебя выслушать, – сказала я ей. – Вот возьми лист бумаги и напиши свои претензии к маме. Потом я прочту, и мы вместе обсудим, как лучше поступить.

Через полчаса я услышала за спиной тихий смех. Маруся сидела на диване по-турецки, вокруг валялись скомканные листы бумаги – штук семь.

– Что с тобой?

– Да ну, ерунда какая-то получается. Вот послушай, я составила список:

«1. Звала меня домой из форточки.

2. Сказала, что для такой юбки надо иметь задницу.

3.  Обозвала мою подругу соплёй…»

На этом она закончила зачитывать список материнских грехов, потому что мы обе стали громко смеяться.

– А что значит «звала из форточки»? – поинтересовалась я, вытирая выступившие от смеха слёзы.

– Я во дворе с друзьями гуляла и телефон выключила, чтобы она мне не названивала. А она в форточку по пояс высунулась…

Дальше Марья повалилась на диван, дрыгая ногами от смеха.

– Нет, правда, на бумаге это так смешно выглядит…

– Всегда вспоминай это, когда будешь обижаться на мать. Включай спасительное чувство юмора.

Способ 3. Не вестись на провокацию

 

Над кем поржать?

Моя соседка Дина – мать-одиночка. Она увидела на мне туфли лимонного цвета и попросила одолжить их её 16-летней дочке. «В школе майская вечеринка для старших классов. У Иры есть платье такого цвета, будет очень красиво». А спустя час принесла туфли обратно, потому что дочка внезапно передумала идти на вечеринку. «Лежит в своей комнате и рыдает. Не признаётся, что случилось. Зайди к нам. Может быть, она тебе расскажет».

Вдвоём нам удалось разговорить Иру. Вот что произошло. Позвонила подружка Оля и сообщила, что слышала, как их одноклассник  сказал: «Я очень хочу, чтобы Ира пришла на вечеринку. Хоть будет над кем поржать».

Напрасно Дина объясняла, что не стоит лишать себя праздника из-за этого дурака. Ира наотрез отказалась идти.

К тому же выяснилась ещё одна деталь: девочки договорились встретиться во дворе, чтобы идти на вечеринку вместе, но когда Ира выглянула с балкона, она увидела удаляющиеся спины своих трёх одноклассниц. Они не стали её ждать. Это было обиднее всего.

– Ира, ты не ссорилась с девочками? – спросила я.

– Нет, но теперь буду считать, что мы в ссоре! Я им всё выскажу завтра в школе.

– Погоди. Ты проанализируй ситуацию. Девчонки почему-то (подумай сама, почему) решили тебе насолить. Они действовали по плану. Сначала Оля передаёт тебе слова вашего одноклассника. Возможно, это неправда, он такого не говорил. Ты же сама не слышала. Потом девочки уходят раньше назначенного часа, не дожидаясь тебя. Сейчас они, безусловно, ожидают твоей бурной реакции. И уже готовятся «поржать». А ты не устраивай скандал. Обхитри их.

– Как?

– Не говори, что ты видела их с балкона. Приди на вечеринку и скажи, что тебя что-то задержало. Веди себя естественно. Не доставляй им удовольствия, на которое они рассчитывают. Уйди от конфликта. Переиграй их.

Полчаса ушло на то, чтобы привести Иру в порядок, скрыть следы слёз. На вечеринку она пошла в моих туфлях. Танцевала и веселилась. Девочкам сказала, что опоздала, потому что к ним зашла в гости мамина сотрудница с сыном. «Неудобно было сразу убегать, они с тортиком пришли, я кофеёк сварила. Та-а-кой мальчик, завтра мы с ним в кино идём». Короче, Ира была на высоте. Конфликта не случилось. Вечер не был испорчен. А спустя два дня одна из подружек проболталась: Оля обиделась на бестактность, сказанную Ирой, и подговорила девчонок проучить её. Не вышло… А за два дня и обида Олина прошла. Ира ведь не нарочно…

 

 

Способ 4. Проявить великодушие

 

Рюкзак на шее

Старшеклассники собрались в актовом зале на лекцию. Стульев всем не хватило, позади заднего ряда стоят несколько человек. Я замечаю среди них Леру – довольно вредную девятиклассницу. Даже удивительно, что она осталась без места, на неё это не похоже. Переминается с ноги на ногу, лицо недовольное. Явно ищет, кого бы согнать с места. На моих глазах Лера поднимает с пола свой рюкзак и кладёт его на шею сидящей впереди девочки. Это Лена из параллельного класса, тоже не робкого десятка. Я предвижу бурное выяснение отношений.

Лена резко поворачивается, смотрит на Леру. И вдруг говорит: «Давай я твой рюкзак подержу».

После паузы обезоруженная Лера произносит: «Да ладно, спасибо. Я его на пол кину».

Способ 5. Погасить эмоции

 

Не нагнетай!

17-летний Дима, сын моей сотрудницы Кати, нахватал двоек по физике. Наняли репетитора. Первое занятие должно состояться в понедельник вечером. Утром мама несколько раз напомнила сыну, что сегодня придёт Валентина Ивановна, в пять ты должен быть дома. Он клятвенно обещал не забыть. И вот в 16.55 репетитор звонит Кате на мобильный и говорит, что я, мол, тут стою возле вашего подъезда, нажимаю кнопки домофона, никто мне не отвечает. Катерина начинает испуганно тараторить в трубку,  что сейчас всё будет о’кей, наверное, сын выскочил за хлебом, она ему позвонит и узнает, через сколько секунд он появится. Набирает сына – временно недоступен. Идёт красными пятнами от волнения, причитает, что я ж ему целую лекцию утром прочла, лентяюга он безответственный. Это он точно поехал в бадминтон играть.

Мы сочувственно наблюдаем за её паникой. Она вновь звонит сыну – безуспешно. В нашей комнате находится один хладнокровно мыслящий человек – Светлана, мама троих детей. Она подходит к Кате и говорит:

– Звони репетитору, дико извиняйся и говори, что произошла накладка, сын застрял в пробке, но ты заплатишь ей за этот несостоявшийся урок, пусть уходит.  Даже если твой оболтус ответит на звонок, пройдёт много времени, пока он доберётся до дому. Не будет же она его ждать.

Катя послушно звонит репетитору, извиняется и обещает заплатить за урок. Потом, продолжая кипеть от негодования, ругает сына. Спустя пять минут ей звонит муж – отчим Димы. Очень правильный и категоричный человек. Это он нашёл репетитора, договорился с ней на понедельник. Катя, всё ещё разгорячённая, смотрит на экран телефона, и обреченно произносит:

– Это Николай. Наверное, звонил домой, а там никто не берёт трубку. Вот что я ему скажу?!

– Слушай, погаси эмоции, – говорит Светлана. – Не надо жаловаться на сына. У него и так с отчимом отношения напряжённые. Возьми всё на себя. Скажи, что репетитор поменяла время на 16.00, а ты забыла предупредить Димку. Только говори спокойным тоном, не нагнетай!

Катя делает глубокий вдох, отвечает на звонок и безмятежно произносит:

– Да, дорогой.

– Нет, милый, сегодня урока не было. Репетитор не смогла. Мы договорились на среду.

– Да, я куплю хлеб. Целую.

Ф-ф-ух! Катя выдыхает, и мы вместе с ней.

– Вот видишь, – говорит Света. – Ничего страшного не случилось. Деточки такое могут вытворить, что твой случай – ерунда. Только предупреди Димку, чтобы он не проговорился. Береги мир в семье.

Любой конфликт можно уладить. Так или иначе: обойти, заслонить другим событием, быть выше этого, не пойти на поводу, не поддаться эмоциям. Ведь худой мир лучше доброй ссоры. А если вам кажется, что конфликт неразрешим, попробуйте изложить его суть на бумаге. И тогда вам станет ясно, что надо делать: плакать или всё же смеяться.

Фото — фотобанк Лори

Источник: materinstvo.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *