Усыновить сложнее, чем принято считать


Каждая история усыновления уникальна и трогательна, такие рассказы трудно читать без слез. В них грусть и надежда, ожидание и радость, волнение и счастье. Сегодня Материнство вместе с Одинцовским семейным порталом предлагает вашему вниманию рассказ молодой мамы Аллы Кравченко.

Усыновить сложнее, чем принято считать


Собрать документы, оказывается, ещё треть дела. Самым долгим получается Школа Приемных Родителей (2-3 месяца), а ещё нужно дождаться «старта» ШПР. Я записалась в сентябре, а начала заниматься в ноябре. А ещё справка об отсутствии судимости (2 месяца). Остальные документы 2-3 недели, зависит от поликлиники. Если честно, я не знаю, как собирают пакет документов и учатся в ШПР люди с работой с 9 до 18. Просто не знаю.

В общем, процесс затяжной и утомительный. Хотя хорошая школа исправляет многое, ты открываешь для себя другой мир, и даже про себя узнаешь много нового. Так вот на одном из занятий тебе вдруг говорят, что очередь на детей возрастом от 0 до 3/4 лет – 2 года! Два года ожидания, чтобы тебе начали предлагать анкеты. Поэтому про этот вариант поиска я решила сразу забыть. Теперь есть такая база «Аист», тебя после получения заключения туда вносят, и можно звонить по регионам, узнавать о детках: статус, родители, здоровье. Вот тот момент, на котором ломаются копья. Звонок за звонком, город за городом. На ребёнка выписано направление, на ребёнка подписано согласие, у ребёнка 4 или 5 группа здоровья. И тут ты понимаешь, что детей нет. И это шок, федеральная база с сотнями страниц, а детей нет…


Детдома полны деток, но их нельзя забрать, у них ведь даже нет статуса


Такие детки не появятся в базах, а будут годами жить в домиках. Так вот люди не один месяц ищут своё дитя. Я после недели поисков ревела! Отказ за отказом, ехать в Иркутск?! Решила, что да. Полечу, куда нужно. Параллельно смотрю группы, все дни посвящены только этому. Поиск, обзвон, поиск, опять обзвон. Ночью слезы от бессилия. В одну из таких ночей я увидела сообщение одной женщины – «встретим, разместим, поможем». Знак? Пишу: «Так и так, есть ли детки?!». «Есть двое мальчиков – Павел и Артур, про Артура ничего не знаю, Паша замечательный». Смотрю анкеты, звоню. Боже! Надо решить к кому я еду. Не думаю, мне кажется, вижу уже своего сына, знаю, что заберу. Говорю, что завтра к 9-ти утра буду у них, покупаю билеты и пакую чемодан. Волонтёр встречает и везёт в опеку. Направление! На ребёнка выписано направление! Так будут говорить всем, кто будет интересоваться моим сыном.

Наполнить сосуд красной и белой фасолью…


Занятия в Школе Приемных Родителей заканчивались перед самым Новым годом, поэтому в конце мы обменялись приятными подарочками. И я хочу рассказать, что нам подарили наши девчонки-психологи. Для этого вернусь где-то в середину курса. Было у нас одно задание – наполнить два сосуда красной и белой фасолью. Один сосуд – мальчик из благополучной семьи, второй – из асоциальной. И вот мы представляли себе чувства этих малышей на те или иные ситуации. Сосуды наполнялись, и так тяжело было осознавать эту разницу. Затем второго мальчика берут в семью, и белой фасоли становится гораздо больше. И вот, вроде бы, сверху эти сосуды одинаковы, светлы. Но что в прошлом второго ребёнка? Что произойдёт в стрессовой ситуации, когда вся фасоль перемешается? Какая из них окажется на поверхности? Никто знать не может, мы можем делать только одно – добавлять белой фасоли! Мы не можем изменить их прошлое, не можем переписать их чувства, а даже у таких малышей есть такие истории… что страшно. Мы можем добавлять и добавлять белую фасоль. Так вот, девчонки подарили нам мешочки с фасолью. Я до сих пор пускаю слезу, насколько это НУЖНЫЙ подарок, и каждый раз, натыкаясь на этот мешочек, я вспоминаю – группу, наставниц, чувства, страхи и, конечно же, заражаюсь желанием добавлять белой фасоли.

Наша первая встреча с сыном не была радужной, и нас готовили к этому в ШПР


Детки в системе особенные, они не такие, как домашние. У них свои представления о мире. Они не привыкли к рукам и ласкам, у них огромный опыт за плечами. Когда мне вынесли Артура, он не реагировал ни на кого: ни на них, ни на меня. Его просто «не было дома», блуждающий взгляд. Страшно…. Страшно видеть таким ЗДОРОВОГО ребёнка. Что говорить о детках с заболеваниями. Но вот он вскользь посмотрел на меня. Ещё раз. ОЧКИ! Спасибо за то, что я их ношу! Ребёнок мгновенно изменился, протянул руки, пошёл ко мне. Я держу его, а он крутит мои несчастные очки, начал трогать мои нос и глаза. Как можно было остаться равнодушной? Я, конечно, и так знала, что заберу его процентов на 90, но это была решающая встреча. Артур был первым, кого я смотрела, не представляю, как люди пишут отказы, особенно с детками постарше. В общем, того мальчика с пустым взглядом я больше никогда не видела, он изменился, нянечки говорили, что стал очень хорошо кушать. Говорят, детдомовские дети очень чувствуют тот момент, когда становятся чьими-то. А это был тот самый момент, Артурчик стал моим сыночком.

Усыновить сложнее, чем принято считать

Я тогда бегала по всему Калининграду, готовилась к его появлению у нас


Приятные воспоминания, приятные прогулки. Так я мчалась на них! Час-полтора в день его видела только. И все мысли были о том, что будет дальше. Какой будет ПЕРВЫЙ день в семье? Мне тогда хотелось быть готовой ко всему. И вот я его забрала, привезла в квартиру к волонтерам и… Если бы не они, мы бы с мужем оплошали. Ну, или не так быстро бы сориентировались. Ведь именно в первую ночь Артур решил отрастить второй зуб. В общем, крещение огнём было. Хотя я наговариваю, вёл он себя отлично: не капризничал почти, показывал, как мог, чего хочет. А мы учились его понимать.

Мы очень ждали, когда будут готовы все документы, чтобы забрать малыша. А ещё я переживала, как он отреагирует на папу. Не знала, есть ли у них мужчины, видели ли их дети. А встретиться с папой Артур должен был в уже Калининграде, так как папа прилетал нас забирать. Маленького я забрала ещё днем, а муж прилетал очень поздно. Артурчик не спал, входит папа… не знаю, что почувствовал сын, но видела, что почувствовал мой муж. От такого слезы наворачиваются на глаза. Кстати, сын встретил его нормально, и именно папка смог его хоть как-то убаюкать в первую ночь. А уже на следующее утро мы всей семьёй летели домой.

Теперь нас трое!

Что нужно, чтобы начать?


По моему субъективному мнению, если вы задумались о принятии в семью ребёнка, вам нужно пройти школу приемных родителей! Только после неё вы сможете получить более или менее полную картину. Взвесить все за и против и определиться со всем остальным. А в первую очередь с тем, хотите вы этого или нет. Нет ничего зазорного в том, чтобы признаться себе, что вы не представляли всей процедуры от начала и до конца, не представляли, какие в действительности дети в системе. И если вы не готовы во все это ввязаться, то это тоже будет правильным решением. Может быть, вам стоит дозреть, или вы не созданы для этого. Главное, не торопиться. Самое парадоксальное, что найти ребёнка крайне сложно. 70% деток находятся в детских домах без статуса, их нельзя взять под опеку или усыновить, этих детей родители оставили «на время». Понимаете, какой процент этих детей потом получат статус, только лет им уже будет… Нужно ещё понимать, чем больше у вас ограничений (цвет глаз, кожи, рост, пол), тем дольше вы будете искать.

Дом ребенка… 


Хотела рассказать про Калининградский дом ребёнка. Я начиталась и насмотрелась такого!.. Поэтому была очень приятно удивлена этому дому: чисто, ремонт скромный, но все новое, везде камеры, территория чистая и цветочки везде и деревья. Нянечки заботливые, носили при мне мыть малышей постоянно! Артурчика пытались нарядить красивее к нашим встречам. Главврач очень хорошая женщина. Прощаться с Артурчиком пришли нянечки из младшей группы. Понятно, что они ворчуны, но такие добрые ворчуны. Знаю, что для Артура они сделали очень многое. Поэтому я очень благодарна всему персоналу этого дома ребёнка.

Сейчас мы привыкаем друг к другу. 


Он добирает внимания, мы стараемся сделать все правильно. А вообще, Артурчик оказался «подарочным». Вот так в свои почти 35 я получила такого взрослого сына. Чувствую себя почему-то не взрослой, иногда не знаем, куда какие ремни продевать, познаём детские девайсы по ходу пьесы. Сейчас ищем режим дня и питание, варю несколько кастрюлечек, мешаем пюре, даём пробовать.

Жизнь по режиму

Через несколько недель мы наконец-то выстроили режим. Не представляю, как справляются мамы без него. Это так удобно!

Когда мы привезли сына, нам сказали, что вряд ли он будет вне режима, так как в системе все детки живут четко по времени. И никого не волнует, хочешь ты есть или спать. В общем, у нас не осталось ничего от прежнего режима. У ребёнка был стресс, и сон страдал больше всего, и если обострилась проблема с едой, то отдыхать малыш не мог. Чужие люди, чужая обстановка, новые запахи, даже климат. Заяц мог расслабиться только на улице. Как только мы выходили, он сразу же засыпал. Ночью он еле-еле засыпал на моем плече, но потом резко вскидывал голову или плакал, когда я перекладывала его в кроватку. Нам приходилось укачивать Артура чуть ли не каждый час. Он плачет не так, как плачут детки во сне, он что-то переживает, всхлипывает, горько рыдает, иногда со слезами. В такие моменты разрывается сердце.

И когда я уже готова была сойти с ума от недосыпа, я решила написать моей доуле Лизе. Начали думать, как его можно уложить, ведь качание не про него, – пробовали. Очень многое упиралось в сон на прогулке, ибо он мог после дневного сна пойти гулять и там крепко уснуть. Благодаря Лизе мы нашли НАШ способ. Стало лучше, про кое-что решили забыть. И вот в один прекрасный вечер, когда Артурчик не мог уснуть, мы положили его с собой, ибо сил на «пляски» просто не было. И вот он играл в игрушки между нами и УСНУЛ! Не скажу, что это предел мечтаний, так как я за отдельный сон, но он уснул. Сам, без укачиваний, без бутылки. И это для нас стало выходом. С этого момента все пошло гораздо легче, на первый дневной сон он уходил вместе со мной, да-да, я тоже спала. Второй остался на улице, и ночной уже вместе с папой и мамой. Ночью мы просыпаемся на еду, у нас есть «сонная» бутылочка, которую мы даём только в ночное время. У Артурчика есть «сонный» заяц, в которого, как мы шутим, он выкрикивает все свои переживания и проблемы.

В общем, сейчас мы вернулись к его графику! И видно, что стало легче не только нам. В некоторые ночи мне было его так жаль, я качала его и приговаривала: «Отдыхай, сынок, мамочка рядом, мамочка тебя любит, мамочка тебя никогда не оставит».

Источник: materinstvo.ru



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *